Завещание лермонтов тема стихотворения

Талант поэта заключается не только в том, что он сумел найти для выражения чувств человека, попавшего в неволю, нужные слова, но и необходимые языковые средства. Замолкли звуки чудных песен, Не раздаваться им опять: Приют певца угрюм и тесен, И на устах его печать. А вы, надменные потомки Известной подлостью прославленных отцов, Пятою рабскою поправшие обломки Игрою счастия обиженных родов! Вы, жадною толпой стоящие у трона, Свободы, Гения и Славы палачи! Поэт, лишённый иллюзий верноподданической любви, судит свою «отчизну» разборчиво, придирчиво, не давая себя ввести в заблуждение, и не желая оказаться «в дураках». Как живой человек, он хочет любить, но как мыслящая личность, он не может любить всё подряд. Перо в руке — могила Передо мной. Но что ж? все пусто там. Перед смертью герою необходимо высказаться – он рассказывает обо всей своей жизни товарищу: Наедине с тобою, брат, Хотел бы я побыть: На свете мало, говорят, Мне остается жить! Спит земля в сиянье голубом… Что же мне так больно и так трудно? Молю, чтоб буря не застала, Гремя в наряде боевом, В ущелье мрачного Дарьяла Меня с измученным конем. Но есть еще одно желанье! Коснется ль чуждое дыханье Твоих ланит, Моя душа в немом страданье Вся задрожит. Провозглашать я стал любви И правды чистые ученья: В меня все ближние мои Бросали бешено каменья. Грустным взором он окинул Племя гор своих, Шапку’ на брови надвинул — И навек затих. СОН В полдневный жар в долине Дагестана С свинцом в груди лежал недвижим я; Глубокая еще дымилась рана, По капле кровь точилася моя.

Смотрите также: Что нужно для усыновления ребенка жены

Ласкаю я мечту родную Везде одну; Желаю, плачу и ревную Как в старину. Над ней сюда пришел мечтать Певец возвышенный, но юный; Воспоминания стараясь пробуждать, Он арфу взял, запел, ударил в струны… «Не ты ли, островок уединенный, Свидетелем был чистых дней Героя дивного? Не здесь ли звук мечей Гремел, носился глас его священный? Над допотопными лесами Мелькали маяки кругом; И дым их то вился столпом, То расстилался облаками; И ожпвилися леса; Скликались дико голоса Под их зелеными шатрами. Желаю, чтоб воспоминанье В чужих людях, в чужой стране Не принесло тебе страданье При сожаленье обо мне… НОЧЬ. II Погаснул день! — и тьма ночная своды Небесные как саваном покрыла. Что толку в этакой безделке? Мы ждали третий день. Понять невозможно ее, Зато не любить невозможно. ТУЧИ Тучки небесные, вечные странники! Какое дело нам, страдал ты или нет? На что нам знать твои волненья, Надежды глупые первоначальных лет, Рассудка злые сожаленья? Много переносов в «Медном всаднике»: создается впечатление спонтанной речи, впечатление безыскусности, прозаичности рассказа.

Похожие записи:

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.